Потреблюди-2 (продолжение)

Итак, возвращаемся к теме. Хочу сказать, что упертость, с которой котляровские продолжают удерживать один из своих последних бастионов в городской администрации, а именно управление потребрынка, заслуживает восхищения. И даже двойного, если принять в расчет фигуру, возглавляющую управление: Ирину Антонову. По поводу карьерного роста этой дамы, уверен, в городе будут слагать легенды.

Начинался он с более чем скромных позиций – поговаривают, что на заре своего рабочего пути Ира торговала мороженым. Незавидно, скажете вы. И ошибетесь. Фирма, на благо которой трудилась девушка, принадлежала –  догадываетесь, да? – Александру Котляру. А это уже совсем другое дело. Сумев войти в круг доверия Котляра, Антонова спустя некоторое время трудоустроилась в управление потребрынка. Сначала на секретарскую должность, потом куда-то в канцелярию. А потом… Потом Ире повезло еще раз. Или не очень – это покажет время. Освободилось (в очередной раз) кресло руководителя управления. И занять его предложили именно Антоновой. Причем, опять же по слухам, для этого пришлось немножко нарушить закон – управленческого опыта, необходимого для соответствия данной вакансии, у Иры не было. Но зато у Котляра были свои люди в отделе кадров мэрии, поэтому на это благополучно закрыли глаза.

А затем глаза пришлось закрывать уже самой Антоновой – в частности, на действия своего зама Силинского, который использовал свое служебное положение, активно обогащался и обогащал тех, кого надо, «крышуя» мелких городских предпринимателей. Когда над Силинским сгустились тучи и он попал в поле зрения правоохранителей, Ирина (видимо, от расстройства), ушла на больничный. Но расстраивалась она зря: раскручивать цепочку дальше не стали, поэтому глава управления отделалась легким испугом.

Еще одна довольно интересная история, непосредственно связанная с Антоновой – судьба городских мини-рынков. Сейчас эта тема на слуху – не так давно усилиями городского УМВД было ликвидировано сразу несколько таких ярмарок: на бульваре Королева, на ул. Тополиной и на Дзержинского и пр. Снесены они были как незаконные. Причем когда-то давно действовали они на вполне законных основаниях, с разрешениями от мэрии и под руководством оператора, в роли которого выступал «Рынок-Агро». Люди торговали, оператор собирал аренду, городской бюджет получал прибыль, все довольны.

Однако после окончания договоров об аренде между оператором и мэрией продлять их почему-то никто не стал. Люди по-прежнему торговали, оператор собирал аренду, а вот городской бюджет из схемы просто исключили. Дальше все было, как в баянистом меме с сусликом, которого не видно, но он таки есть: нет договоров – нет рынков. Но при этом они были. Не мне вам объяснять, кому надо было занести, чтобы в течение нескольких лет в городе незаконно функционировало сразу несколько рынков. Это вам, ребята, не ларек с шаурмой – не заметить их, прямо скажем, сложно. Однако руководству потребрынка это удалось. Несмотря на постоянные требования депутатов городской Думы разобраться с ярмарочной ситуацией, игнорировалась она годами, само собой, при полном попустительстве мэра Андреева. И длилось это до тех пор, пока Андреев не слетел.  Что дальше?

А дальше Антонова делает гениальный ход. Вместо того, чтобы провести конкурс по выбору нового оператора злополучных мини-рынков, заключить с ним договор и обеспечить тем самым хоть какой-то приток денег в полудохлый городской бюджет, она обращается в прокуратуру и рынки – вуаля – просто сносят. Отлично, я считаю. Когда доить корову дальше нельзя, ее забивают. При этом хозяева ликвидированных торговых точек и продавцы, потерявшие рабочие места, клянут нового главу города Анташева, считая именно его виновным в своих бедах. Да, мера, прямо скажем, непопулярная, особенно в нашем городке, где с работой и так беда. Недовольны и те, кто привык закупаться помидорами-укропом в привычных для них местах: да кому, черт возьми, помешали эти мини-рынки? Вопрос на миллион.

Что думает на этот счет сам Анташев, выяснится довольно скоро. Полагаю, вопрос о ликвидации ярмарок станет одним из первых, поднятых на заседаниях Думы после того, как депутаты вернутся из отпусков.